?

Log in

Previous Entry

            *          *          *

Трагедию ‘’Иоанн Креститель’’ по праву можно отнести к числу этапных сочинений для формирующегося политического мировоззрения Бьюкенена: первая ее неизвестная нам редакция была написана под влиянием исторической ситуации в 1530-начале 40-х гг., воспринятых и развитых европейскими и шотландскими реформаторами лютеранских идей, а также примеров мученической гибели Гамильтона и Визарта. Первоначально задуманная в рамках светского жанра неоклассической драмы и оригинального пособия для изучающих латынь (наряду с античными классиками), в последующих редакциях, трагедия приобрела иные акценты. С одной стороны, в ней появилось новое социально-этическое звучание: гуманист придал ей черты ‘’зерцального’’ жанра, доказывая необходимость ограничения произвола государей, их нравственного совершенствования. Ключевым в раскрытии судьбы Крестителя для Бьюкенена было понятие клевета (calumnia), не случайно оно вынесено в заглавие трагедии, подчеркивая мысль, что не следует государю доверяться придворным, нередко пользующимся безнравственными приемами с целью погубить идейных противников. В ‘’Крестителе’’ можно найти лишь отдельные намеки (т.к. задача сочинения была иной) на развитую впоследствии в диалоге De jure regni Бьюкененом концепцию договорного характера отношений монарха и шотландского народа, издревле выбиравшего своего государя по личным заслугам и моральным качествам, а не по древности рода. Здесь-то он в полный голос заявил мысль о праве свободолюбивого народа свергать тирана, попирающего исторически принадлежащий народу суверенитет.

С другой стороны, сохранив в ‘’Крестителе’’ нетрадиционный для реформационной политической мысли,  а скорее гуманистический жанр неоклассической трагедии, построенной по канонам древнегреческой, Бьюкенен отдал дань умеренному варианту кальвинизма, вложив в уста Иоанна как идеи церковной Реформы (морально-нравственного исправления клира, авторитета Св. Писания), так и восходящую к томизму, но актуальную в XYI в. с разными нюансами для Лютера, Кальвина и его шотландских последователей мысль о разделенности сфер влияния светской и духовной власти — Царствия Небесного и Земного, устами Крестителя утверждая, что церковь не должна быть прислужницей светской власти. Трагедия изображает Иоанна не столько как борца с деспотизмом, сколько как непонятого Иродом и его окружением святого человека, божьего посланника возвещающего о пришествии Христа, отстаивающего морально-нравственные ценности христианства. Бьюкенен тонко показывает различие между Иоанном и Малхусом, если первый под предлогом фанатичной преданности древним устоям власти защищает царский деспотизм и привилегии своей духовной корпорации, то Иоанн, не отрицая иерархической организации общества и не отказываясь от древних порядков и старой церковной доктрины, желает восстановить их на качественно ином уровне, с той лишь поправкой, что в ы с о ч а й ш а я власть принадлежит не светскому правителю, а Богу, Царствия коего он провозвестник. Духом гуманистической этики  пронизана историческая концепция Бьюкенена в трагедии: он доказал ею, что сколько бы столетий ни отделяли от нас ту или иную страницу прошлого, люди в ежедневной суете ‘‘политического времени’’ руководствуются в своих поступках сходными не всегда нравственными побуждениями (жаждой власти, личной карьеры, ненавистью к противникам, порочными инстинктами), потому из прошлого всегда можно извлечь поучительные уроки для современности. Это сделало трагедию привлекательной для Мильтона в XYIIв., небезынтересна она и в наши дни, в начале XXI века.

Profile

lingualecon
lingualecon

Latest Month

January 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow