?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Представления о власти в трагедии Джорджа Бьюкенена ‘‘Иоанн Креститель’’ в контексте политической полемики в Шотландии.

К.Г.Челлини

 

Историки политической мысли справедливо отмечают, что важнейшим для Шотландии и одним из ключевых с точки зрения вклада в европейскую политическую полемику  сочинений, в которых формулировалась тираноборческая  теория, или концепция ограничения произвола ‘’высших магистратов’’(среди трудов Отмана, Дюплесси-Морнэ, Нокса, Гудмена), был диалог шотландского гуманиста Джорджа Бьюкенена (1506-1582)‘’О праве королевской власти у скоттов’’ (De jure regni apud Scotos), даже иногда преувеличенно именуемый ‘’самым влиятельным политическим текстом XYI столетия’’. Однако, заявляя об этом, они не всегда обращаются к истокам формирования политического мировоззрения его автора и к вопросу о влиянии на него предшествующей традиции.

Развитая средневековыми декреталистами и легистами (Бартоло, Палермцем, Марсилием Падуанским и мн.др.) томистская идея о подчиненности власти вечному закону (lex aeterna), установленному Богом, переосмысливается на рубеже средневековья и нового времени, приобретая новое значение: в том смысле, что сообщество обладает определенными естественными, имманентно присущими ему правами (jus naturale),  и вправе отказать в повиновении нарушающей их тиранической власти на том основании, что тирания противоречит как естественному, так и божественному праву. На шотландской почве эти идеи распространяются как минимум в конце XY в., в ‘’Зерцале мудрости’’ Джона Айрленда, где предусматриваются исключения из томистской теории повиновения власти государя, если он нарушает законы королевства и свободы подданных.  Следуя восходящей к Аристотелю органицистской концепции, уподобляющей государство человеческому телу, Айрленд считал, что если действия главы (государя или папы) грозят разрушением всему телу, то отдельным членам позволено перестать терпеть ‘’чтобы она поражала все тело, и даже если папа превратиться в фурию, и выйдет из дворца, желая уничтожить всех, кто ему  попадется на пути, тогда всем подданым можно его схватить и связать (capere et ligare)  и во многих других случаях позволено сопротивляться ему ради всеобщего спасения’’. Мысли о подчиненности и ответственности папы перед церковным собором, об отказе наделять его властью в светских делах и праве собора смещать злоупотребляющего властью папу была развита в трудах богослова и логика Джона Мэйра (1470-1550), в мировоззрении коего отразился переход от схоластики к гуманизму.

Истоки политической мысли Бьюкенена следует искать и в его раннем творчестве, условно говоря ‘’европейского’’ периода, поскольку 20-50 е гг. он сначала учился, а потом преподавал во Франции, Португалии, странствуя по Италии, Испании, Англии...

Зарекомендовав себя видным латинистом, автором Парафразов на Псалмы Давида, в конце 30-х - 40-е гг. во ‘‘французский период’’ Бьюкенен вуалирует свои кристаллизовавшиеся гражданские и политические представления под формой неоклассической драмы, обращаясь к ‘‘вечным’’ сюжетам из далекого (часто дохристианского прошлого), нередко маскируя их за яркими трагическими конфликтами: долга перед Богом и любви к ближнему (‘’Иеффай’’, опубл. в 1554 и 57гг.), любви к жизни и самопожертвования (‘’Алцеста’’опубл. в 1556г.), размышляя о праве отвергнутой женщины мстить сопернице (‘’Медея’’, 1552). Лишь с большой неохотой Бьюкенен отвлекся на написание работы на ‘’злобу дня’’— сатирической поэмы «Францисканец» (1536), к сочинению которой его побуждал Яков Y, буквально уламывавший (о чем свидетельствует стихотворение Palinodiae— попытка вежливо отказаться от задания)  гуманиста во время его краткого визита на родину в 1536г. сочинить ‘‘сатиру’’ на якобы замышлявших против короля заговор ‘‘братьев’’- монахов. Там францисканцы представлены в характерном для народной сатиры, бытовавшей задолго до Реформации, духе: манипулирующими церковной собственностью, цинично обучающими юношество ценить материальные блага и деньги превыше пищи духовной, сластолюбцами, пошлыми резонерами[i]... Но по-настоящему программным сочинением, предопределившим будущее кредо Бьюкенена как политического мыслителя, оказался ‘’Иоанн Креститель’’, пусть не столь изысканный по форме как ‘’Алцеста’’ и ‘’Йеффай’’, но весомый по философско-политическому содержанию.


[i] по: Macfarlane I.D. Buchanan. Manchester. 1981. P.55.

Profile

lingualecon
lingualecon

Latest Month

January 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow